dbalimov (dbalimov) wrote,
dbalimov
dbalimov

Categories:

Небольшой поход по Владимирской Мещёре

Впервые я услышал об этом человеке в 1997 году, когда случайно оказался на церемонии открытия памятника ему на площади Борьбы в Москве, недалеко от станции метро Менделеевская. Выступавший на мероприятии известный поэт Игорь Иртеньев стихами говорил о великих его заслугах. Еще один деятель культуры заявил, что он – редкой породы писатель, создавший культовое произведение, равного которому в своем жанре ничего нет и быть не может.

Лишь только двадцать лет спустя, в 2017 году, я набрался мужества эту книгу приобрести и прочитать. Поначалу было интересно: автор книги, он же – ее главный герой, идя пешком от места установки будущего памятника в направлении Курского вокзала, бухал. Бухал беспробудно и безобразно. На вокзале, сев в электропоезд, он снова бухал, в пути опять бухал и на каждой остановке еще раз бухал. Пил он все, что горит, все, что воняет и все, что течет.

К середине книги ситуация не изменилась. Это стало уже, откровенно говоря, поднадоедать. Когда же чувак допился до чертиков и на одной из платформ начал извергать из своего чрева все ранее принятое, да еще и вдобавок подробно описывать читателю весь этот процесс, мне стало не по себе. Пропустив несколько страниц вперед и продолжив читать книгу в случайно открытом месте, я понял, что товарищ уже явно сошел с ума, смотрит галлюцинации и пребывает в состоянии белой горячки.

Читать далее было не только не интересно, но уже и противно. Поэтому я захлопнул книгу и пренебрежительно забросил ее под диван, после чего еще долго не мог успокоится. Негативное возбуждение било внутри меня в колокола. Такого бреда я доселе не читал.

Несколько дней спустя, отправившись в подмосковный лес на прогулку выходного дня, я захватил эту книгу с собой, где она стала участником химической реакции окисления целлюлозы кислородом воздуха с выделением тепла и света. И только лишь этим шаманским способом было изгнано, наконец, из моего сознания все то, что было привнесено туда автором.


Кто не знает – тот и не поймет. А тот, кто знает, наверное, уже догадался, что речь идет о произведении Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки». Памятник, кстати, выглядит вот так. Похмеляйтесь своевременно, и вас будут уважать.



Так уж повелось, что именно с того самого года, когда был совершен таинственный обряд испепеления, каждым летом я бываю в Петушках и провожу там свои кратковременные творческие отпуска. Но с вышеупомянутой книгой мои поездки в этот город не имеют никакой причинно-следственной связи. Если уж и искать мою привязанность к здешним местам в отечественной литературе, то можно разве что упомянуть повесть Константина Паустовского «Мещёрская сторона», написанную им в 1939 году.

И хотя у Паустовского речь идет о Мещёре Рязанской, а Петушки – это Мещёра Владимирская, для меня особой разницы нет, как нет и четкой границы между лесами двух соседствующих областей: вся Мещёрская низменность – это единая экосистема с уникальными природными ресурсами.

Вот что пишет Паустовский:

«В Мещёрском крае можно увидеть сосновые боры, где так торжественно и тихо, что бубенчик-болтун заблудившейся коровы слышен далеко, почти за километр. Но такая тишина стоит в лесах только в безветренные дни. В ветер леса шумят великим океанским гулом и вершины сосен гнутся вслед пролетающим облакам. В Мещёрском крае можно увидеть лесные озера с темной водой, обширные болота, покрытые ольхой и осиной, одинокие, обугленные от старости избы лесников, пески, можжевельник, вереск, косяки журавлей и знакомые нам под всеми широтами звезды.

Что можно услышать в Мещёрском крае, кроме гула сосновых лесов? Крики перепелов и ястребов, свист иволги, суетливый стук дятлов, вой волков, шорох дождей в рыжей хвое, вечерний плач гармоники в деревушке, а по ночам — разноголосое пение петухов да колотушку деревенского сторожа. Но увидеть и услышать так мало можно только в первые дни. Потом с каждым днем этот край делается все богаче, разнообразнее, милее сердцу, и, наконец, наступает время, когда каждая ива над заглохшей рекой кажется своей, очень знакомой, когда о ней можно рассказывать удивительные истории».


Пока цитировал Паустовского, наткнулся на картину М.А. Преснякова «Мещёрская осень».



Удивительные красоты, описанные писателем, к сожалению, постепенно уходят в небытие. Труднодоступные всего лишь век назад уникальные природные творения сегодня приобретают совершенно другой вид. Владимирская Мещёра в окрестностях Петушков – не исключение.

Во времена правления кукурузного бездаря огромная малонаселенная территория, площадью порядка тысячи квадратных километров, была вовсе обезлюжена: жители местных деревень принудительно выселены невесть куда, оставленные ими дома сгнили на корню, а вся территория была отдана под военный полигон, на котором служители державы отрабатывали маневры показывания империалистам кузькиной матери. Артиллерийские снаряды, воронки, окопы, траншеи, блиндажи, руины воинских частей здесь можно встретить повсеместно.

Сегодня, когда военного полигона уже не существует, а технический прогресс позволил человеку разумному осваивать ранее недоступные места, вновь свободная территория оказалась отданной народу на окончательное добивание. Не было у нас раньше ни внедорожников, ни нормальных карт, ни навигаторов. Забраться сюда мог только опытный, знающий эти места человек, либо сумасшедший. А что теперь?

Джиперы и квадроциклисты, мастера покатушек, превращают лесные дороги в месиво непроходимого говна. Любители побухать на природе оставляют за собой горы мусора, хотя убрать со собой совсем не тяжело. Жители расположенных на окраинах лесного массива дачных поселков вывозят в лес и бросают прямо на землю отходы свой никчемной жизнедеятельности. Рыбаки и шашлычники, разжигающие костры на берегах некогда чистейших озер и уезжающие со стоянок, даже не затушив огня, становятся виновниками ежегодных лесных пожаров. Люди, вы чего творите-то?

Ну, да ладно. Мать-природа всех наградит когда-то и воздаст по заслугам.

Так вот, в минувшую пятницу собрал я кое-какое барахлишко и отправился в город Петушки. Выехав в шесть часов утра из Черемушкинского района Москвы, я добрался до места назначения (сто сорок километров) почти за три часа. Это можно считать минимальным временем, за которое можно туда доехать на машине в это время в пятницу, если, конечно, вы не приверженец ездить на запредельных скоростях.

Горьковское шоссе – это вообще проклятье автомобилиста. Вот уже более десяти лет я стабильно, каждый летний сезон, наблюдаю, как трасса эта ремонтируется якобы капитально, причем без получения какого-либо удовлетворительного результата. Постоянно здесь сужают, копают, ломают, строят и вновь ломают только что построенное. А результата нет. Каждый год все по новой. Видимо, жадность бюджеторазжирателей все-таки границ не имеет. Как следствие того – пробки, заторы и запоры. А также не добавляют радости огромное количество населенных пунктов, светофоров и ограничений скорости.

Ну, а если вы настолько отчаянный, что осмелитесь ехать в пятницу вечером или в субботу утром, то веселое времяпровождение часов на пять вам гарантировано. И действительно, на обратном пути, когда уже вечером ехал в Москву, я не мог не заметить, что на дороге во встречном направлении творился сущий ад. Но не будем забегать вперед.

Программа на предстоящий день была следующая: пройти в довольно жаркую погоду пешком вокруг определенного участка, это километров двадцать пути, да пособирать по мере возможности грибов и ягод. Значит, понадобится энергия. Солнечные батареи я с собой не брал, поэтому останавливаемся в Обухово и заправляемся углеводно-насыщенным завтраком.



Вот и приехали. Петушки. Далее идем пешком. Река Клязьма. Из-за лежащего в воде топляка и свай, оставшихся от рухнувшего в прошлом году старого моста, очень хорошо заметна сила течения. Сплавляться по такой воде, должно быть, очень легко. Проплыть на байдарке восемьдесят километров до первого относительно крупного населенного пункта – Собинки, думаю, вполне возможно за один день.



Типичный мещёрский пейзаж. Песчаные дороги проложены здесь достаточно густой сетью. Но это не привозной песок, а естественный грунт здешних боров. В сухую погоду долго идти по такой дороге тяжело, проехать на городском велосипеде и вовсе невозможно. Противопожарные рвы по обочинам предохраняют лес от распространения низовых пожаров: кроме песчаных почв, здесь очень много и торфяников.



Первый и самый большой за сегодняшний день белый гриб обнаруживается растущим прямо на обочине дороги, на склоне противопожарного рва. Песок крепко облепил ножку и шляпку боровика, но все равно его забираем. Дома отмоем.



Кажется, это мухомор серо-розовый. Разламывать мякоть и проверять изменение цвета я не стал. Современная грибная литература относит этот гриб к съедобным. Особо усердно отстаивает его превосходные кулинарные качества известный миколог Михаил Вишневский. Но при сборе таких грибов нужно быть очень осторожным и не перепутать их с крайне ядовитым мухомором пантерным. В любом случае, это не мой клиент и я прохожу мимо.



Сосновый бор. Молодые сосенки, практически без подлеска. Зеленые мхи, белые лишайники, хрустящая шишечно-игольчатая подстилка. Чистейший воздух и витающий повсюду хвойный аромат. Гулять по такому лесу – одно удовольствие.





Такого леса, как в Мещёре, в центральной части России больше нет нигде. Он является одним из немногих уцелевших островов, остатком великого пояса хвойных лесов, который тянулся некогда от Полесья до Урала.



Польский гриб немалых размеров. Разумеется, весь изъеденный изнутри всякими ползучими тварями.



Сосновый бор – излюбленное место маслят. Растут они здесь, как правило, в линейном порядке. Если найти несколько грибов на расстоянии в нескольких метрах друг от друга, то через них можно провести практически прямую линию. Идя по этой прямой далее, вы обязательно встретите еще несколько экземпляров.



Брусника еще не поспела. Я уж было хотел пособирать и такую, да не вышло. Стоит наклониться и задержаться на несколько секунд, как полчища комаров атакуют со всех сторон. С ихней стратегией нападения любое войско одержало бы победу в войне за считанные дни. Комары не просто заели. Они заедали. ЗАЕДАЛИ. Поэтому сбор брусники пришлось в экстренном порядке прекратить, а набранные несколько горстей более-менее красных ягод употребить перорально и неотложно.



Небольшое лесное озеро с очень чистой водой. Туристов на этом озере не бывает, поскольку подойти к нему вплотную невозможно. За тридцать метров до водной глади начинается топь, испытывать которую я не решился.



Канава с крутыми берегами и очень завораживающими пейзажами. Когда-то давно она была частью осушительной системы местных торфоразработок.





Автопортрет «Борода многогрешная».



Достаточно редко встречающийся гриб – моховик красный. Увы, насквозь червивый.



Мост через еще одну осушительную канаву, по которой вода из расположенного в нескольких километрах отсюда болота стекает в Клязьму. На заднем плане видно, что канава сплошным ковром заросла ядовитым белокрыльником.



Ландыш майский – краснокнижное растение. Но здесь он растет настолько массово, что об угрозе исчезновения его даже и подумать невозможно.



И вновь возвращаемся к экологическим проблемам. Некоторые участки леса превращены в самые настоящие свалки. Привозят сюда всё. И строительный мусор, и бытовые отходы.



В овраге с пересохшим ручьем покоятся два десятка автомобильных покрышек.



Что же вы делаете, етить вашу мать? Лес дал вам кислород. Лес дал вам чистую воду. Лес дал вам Жизнь. А вы его губите. А ведь это место – государственный заказник, особо охраняемая природная территория.



В заключение посмотрим, что же мне удалось собрать на лесных просторах. Грибов было найдено немало, но из-за высокого уровня зараженности всякой нечистью от первоначально поднятого с земли осталось не более одной трети. Эта самая треть перед вами. В ассортименте – польские грибы, маслята, три штуки белых, пара моховиков и один подберезовик. За весь день не встретил ни одной лисички. Странно!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments