March 19th, 2020

Народное средство для борьбы со злом

- А не желаешь ли ты, Шарапов, отведать супчику горяченького, да с потрошками?

- Нет, не желаю! – молвил Шарапов и навернул супчику горяченького из беленьких грибочков (Boletus edulis), собранных в прошлом году под зелененькой елочкой (Picea abies), закусил его букетиком из свеженького чесночка, ароматного лучка, остренького перчика в аджичке и поджаренного в тостере хлебушка, да и запил все это стаканчиком холодненькой водочки (Vodkus Etanolus) для профилактики коронавирусика.



Collapse )

Куда девалась туалетная бумага?

Вот уже четвертый день в городе-герое Москве проходит всенародный флэш-моб под кодовым наименованием «Пока дают, надо брать».

Подверженные тлетворному влиянию запада, слухов, сплетен, предрассудков и невнятных, слюняво размазанных, намеков властей о скором введении в городе жесткого карантина в связи с эпидемией коронавируса, москвичи и гости столицы панически кинулись скупать продукцию первостепенного значения.

На первый план, согласно общественной статистике, выходят гречка, рис, макароны, тушенка, туалетная бумага и, как не странно, презервативы. И если первые четыре позиции народ запасает в более-менее разумных количествах, то бумага туалетная приобретается с расчетом, пожалуй, на годы. Да, срать-то у нас любителей хватает.

Но сегодня на моих глазах малолетняя парочка, на вид лет эдак шестнадцати, приобрела коробку контрацептивов (большую, я думаю, не менее 100 штук), не стесняясь при этом в полный голос между собой обсуждать, какие изделия более качественные и чем отличаются особенности их практического применения в тех или иных жизненных обстоятельствах. Такое время, что поделать. Свобода, гласность, демократия.

Ну так вот. Наслушавшись народной молвы, а также отсмотрев в социальных сетях изрядное количество всевозможных язвительных шуток и карикатур по этому поводу, я для себя определил, что не отношусь ни к той, ни к другой категории граждан: ни к паникерам, ни к весельчакам. Помимо этого, мне тут по телетайпу сообщили, что в некоторых городах Европы уже действительно введен жесткий режим, при котором людям вообще запрещено выходить из домов на улицу, за исключением ряда особых обстоятельств.

Поэтому, как всегда, выпив и рассудив трезво, я понял, что если народ так активно все раскупает, то скоро, возможно, и жрать-то мне станет нечего. Был уже вечер. В тюрьме ужин. Макароны.

Недолго думая, сел я в развалины своего автомобиля и поехал в Мегу-Ашан в Теплом стане. Ашан встретил меня гениальным полотном неизвестного художника.



Народ в магазине вел себя активно и неуравновешенно. С крупами и тушенками действительно беда. Почти все разобрали. Но мне сказочно повезло, и я все-таки нашел для себя все то, что мне было нужно.

Затоварившись всевозможным барахлом и потратив целый час на его упаковку и погрузку в самодвижущийся экипаж, я, довольный, с улыбкой до ушей, удалился из торгового центра восвояси.

В общем-то, теперь я почти готов к месячным. Нет, не так. Попробуем сказать иначе. В общем-то, теперь я почти готов к месячной блокаде города, если такая вдруг состоится. Скоропортящихся продуктов я не брал, но если уж и случится такой форс-мажор, как объявление общегородского карантина и введение чрезвычайного положения, то можно в этот период обойтись и гречкой – тушенкой – водкой – соленым огурцом, без всяких там прибамбасов. Ленинград и не такое видывал.

Помните, как там в фильме «Гараж»? Представляете, я достала курицу, живого карпа и ветчину. Похоже, четыре десятка лет спустя с того момента, это заявление приобретает особую актуальность.

Ну ладно, мы молодые, у нас еще все спереди. Поживем – увидим. За сим не смею боле вас задерживать. Всем здоровья и не паниковать!